Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

Молчание – это ночь

  • 15.04.2021 11:15

Наш брат знаем, что существует некая связь между молитвой и молчанием. Только если мы задумаемся о роли безмолвия и тишины в нашей жизни, так окажется, что не всегда они говорят о мире. Благорастворение воздухов может быть пугающей.

Один мой студент, глубоко размышлявший о безмолвии, выразил сие так:

«Молчание – это ночь.
Бывают ночи
без луны и звезд,
рано ли ты один, совершенно один,
когда ты отринут, превратился в ничто, и никому никак не нужен.
Бывает и молчание, которое грозит и нависает,
потому словно не осталось ничего, кроме него.
Даже если твоя милость откроешь свои уши и глаза, оно длится
без всякой надежды держи облегчение.
Ночь без света, ночь без надежды,
я Водан во грехе, без прощения, без любви.
И тогда, в отчаянии, я выхожу сверху поиски друзей.
Я брожу по улицам в надежде отыскать человека, трек, звук,
и не нахожу ничего.

Но бывают такие ночи —
со звездами и полной луной,
со светом изо дома, стоящего вдалеке.
Таким бывает и молчание —
умиротворяющее и задумчивое,
во вкусе шорох воробья в огромной пустой церкви,
когда сердце хочет фальшивить от радости,
когда я знаю, что я не один, подчас ожидаю друзей
или когда вспоминаю стихи из новопреставленный прочитанной поэмы,
когда я теряю себя в «Богородице Дева Радуйся» тож в печальном голосе псалма,
когда я – это я, а ты – это твоя милость,
когда мы не боимся друг друга,
когда ты да я оставляем все разговоры ангелу,
который принес нам затишье и мир.»

Точно так же, как эти две ночи, случается два рода молчания: одно – пугающее, другое – умиротворяющее.

Фото: Mohnish Bisht
Фотомордочка: Mohnish Bisht

Многих молчание пугает. Многие не знают, что-что с ним делать. Если они оставят городской шум и окажутся с годами, где не слышны ни рокот машин, ни позывные судов, ни стук колес поезда, там, куда не достигают звуки беспроволочный телеграф. Ant. телевидение или телевизора, и музыка не звучит, — они чувствуют, в качестве кого сильная тревога начинает охватывать все их тело. Они ощущаеют себя, как бы рыба, выброшенная на берег. Как если бы все на свете ориентиры были потеряны. Некоторые люди не могут ударяться в тишине, им нужна мощная стена музыки вокруг. Иначе) будет то их посадить в комнату, лишенную постоянного потока звуков, в таком случае очень быстро обнаружится, как растет их нервозность.

Таким образом, для того многих из нас молчание представляет угрозу. Были эра, когда тишина казалась такой привычной, и излишний шум раздражал нас. Да теперь шум – настолько обычное дело, что тишина, каким бы странным сие ни казалось, стала нарушением покоя. Не трудно взять в толк, почему люди с подобным отношением к молчанию испытывают трудности в молитве.

В нашей повседневной жизни могильная тишина стала чем-то совершенно чужеродным. Если мы едем бери пляж или отправляемся в лес на пикник, то что наушники – наши лучшие попутчики. Похоже, нам не выносимо накопления тишины.

Тишина полна звуков: бормочет ветер, шелестят листья, перо хлопают крыльями, волны с шуршанием набегают на берег. И пусть даже когда все эти звуки отсутствуют, мы можем расслышать звук своего дыхания, движения собственных рук, мы можем уличить мерное, регулярное сглатывание в собственном горле и мягкую поступь собственных ступней. Да мы стали глухи к этим звукам тишины.

Когда нас приглашают истечь из нашего шумного мира и войти в наполненную звуками тишину, наша сестра часто пугаемся. Мы чувствуем себя, как дети, нате глазах которых стены их дома рушатся, и они прелюдий) оказываются в открытом поле, или ощущаем себя так, т. е. будто с нас сорвали одежду, или как птицы, выброшенные с гнезда. Наши уши начинают болеть, потому что лишены привычного гвалта, наши тела до тех пор привыкли к этому шуму, как если бы это было илитон, которое нас согревает. Мы стали походить на наркозависимых, которым нужно покрыть расстояние через болезненный процесс отказа от зависимости.

Нам хоть волком вой избавиться от всего этого внешнего шума, но ещё раз труднее достичь внутренней тишины, тишины сердца. Такое впечатленьице, что человек, оказавшийся в плену всего этого гама, полностью потерял связь со своим внутренним «я». Вопросы, поуже давно назревшие, остаются без ответа. Неосознанные до конца чувства остаются непроясненными, а беспорядочные эмоции, приводящие нас в конфуз, по-прежнему пребывают не понятыми. Всё это присутствует в нас, подобно ((тому) как) один клубок хаотичных чувств, которые никогда не имели шанса присутствовать приведенными в порядок.

Генри Нувен. С открытыми ладонями
Перевод:  Ольга Фокс

Запись Молчание – это ночь в первый раз появилась Собиратель звезд.